Вернуться   Форум - Мир Любви и Романтики > О Любви > О Любви в прозе > Литературная гостиная

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 05.06.2010, 17:35   #1
Всё идет по плану :)
 
Аватар для Кислотная_язва
 
Регистрация: 09.11.2007
Адрес: Санкт-Петербург
Сообщений: 4,227
Сказал(а) спасибо: 25,241
Поблагодарили 15,854 раз(а) в 3,032 сообщениях
Репутация: 89442
Получено наград:
По умолчанию Рэй Брэдбери

Хотелось бы обсудить такого замечательного и удивительного писателя, как Рэй Бредбери и, конечно же, его произведения.
Сама я начала читать его случайно и на данный момент прочитала только две книги.
Первым романом, что я прочитала, был "451 градус по Фаренгейту".


Цитата:
Аннотация:

451 градус по Фаренгейту — температура горения бумаги. Главный герой — Монтэг — пожарник, но смысл этой профессии давно изменился. Дома теперь строятся из термостойких сплавов, а пожарники занимаются тем, что сжигают книги. Не произведения определенных авторов — запрещена литература вообще и люди, хранящие и читающие книги, совершают преступление против государства. Бессмысленные развлечения, успокоительные таблетки, выматывающая работа — все занятия человека.
Уставший от такой жизни Монтэг прочитывает первую свою книгу.


Примечание:

Роман написан на основе повести «Пожарный» (1951).

451 градус по Фаренгейту — это температура горения бумаги. Рэй Брэдбери постоянно держит напоминание об этом факте перед глазами: над его рабочим столом висит автомобильный номер F-451.
Лично мне эта книга очень понравилось. И это учесть, что к фантастике я более чем равнодушна и даже в каких-то моментах недолюбливаю.
Полнота описания, прекрасные обороты речи, фразы, которые действительно заставляют задуматься, перекличка всего и вся - не может оставить равнодушным. Книга - как река, и подпитываясь таким многообразием оборотов, слов, сравнений, метафор, она бурлит с каждой главой всё сильнее и сильнее.
Прочитала - не пожалела. Думаю, скоро придется перечитать.

Вторая книга - "Вино из одуванчиков".

Цитата:
Аннотация:

Семейство Сполдингов, проживающее в маленьком американском городке, бережно хранит свои традиции. Одна из них — приготовление вина из одуванчиков, «пойманного и закупоренного в бутылки лета». А двенадцатилетний Дуглас Сполдинг решает сохранить память о летних днях по-своему: он ведет дневник, фиксируя в нем не только «обряды и обыкновения», но и собственные «открытия и откровения». Очень богатым на них оказывается это лето — сотканное из множества важных событий, обретений и потерь. Яркое, удивительное, фантастическое лето 1928 года…

Примечание:


Роман составлен из рассказов 1946-57 гг. Многие из них впоследствии перепечатывались в сборниках Брэдбери.
Если честно, то только закончила читать. Книга буквально наполнена дыханием лета. Читаешь и будто оказываешься на этих лугах, полях, идешь по этой разгоряченной мостовой или слушаешь тихие вечерние беседы на веранде. Может кому-то книга покажется скучноватой, даже затянутой. Лично мне не хотелось чтобы она заканчивалась. Ну и плюс к тому, что с этой книгой у меня связаны свои личные мотивы и события.
Что меня больше всего удивило - это то, что в казалось бы в ничем не обременяющих рассказах очень четко прописаны мысли, чувства и много заставляет задуматься, возможно даже что-то переоценить.

Я знаю, что у этой книги есть продолжение под названием "Лето, прощай!" и эта книга даже лежит у меня рядышком, но по определенным обстоятельствам её прочтение я отложу. А пока... Довольствуюсь аннотацией:


Цитата:
Рэй Брэдбери несомненно гений. Его творения внесли огромный вклад в мировую литературу. Каждая его книга, каждый его рассказ пытаются что-то донести нам и заставляет задуматься.

Книга «Вино из одуванчиков», вышедшая в 1957 году, мгновенно стала любимой для многих читателей. Небольшие рассказы, повествующие о невероятном лете двух братьев, пьянят и уносят далеко в беззаботное детство. Время волшебства, невероятных открытий и свершений.

Спустя пол века выходит новый роман Брэдбери «Лето, прощай». Лето у братьев закончилось, но жизнь не стоит на месте. Начало книги - это небольшой рассказ, в котором Дугласу снится сон, где он уплывает на корабле с названием «Лето, прощай», а весь город его провожает. В отличии от «Вина из одуванчиков», продолжение не состоит из отдельных рассказов, соединенных между собой в целостное произведение, а представляет собой отдельный большой роман. «Лето , прощай» - это этап взросления главного героя. Дуглас осознает, что он меняется, чувствует в себе дух противоречия и сталкивается с проблемой поколений. Здесь его ждет первый поцелуй, нелепая война со стариком Квотермейном, понимание скоротечности времени и попытка борьбы с ним. Детское, на первый взгляд, произведение, на самом деле сборник метафор, где каждый найдет для себя ответ.

Также Рэй Бредбери является автором таких произведений, как:

Марсианские хроники, 1950 год (The Martian Chronicles)
451 градус по Фаренгейту, 1953 год (Fahrenheit 451)
Вино из одуванчиков, 1957 год (Dandelion Wine)
Надвигается беда, 1962 год (…Something wicked this way comes)
Канун всех святых, 1972 год (The Halloween Tree)
Смерть — дело одинокое, 1985 год (Death is a lonely business)
Кладбище для безумцев, 1990 год (A Graveyard for Lunatics)
Зелёные тени, белый кит, 1992 год (Green shadows, white whale)
Давайте все убьём Констанцию, 2002 год (Let's All Kill Constance)
Лето, Прощай!, 2006 (Farewell Summer)
Жила-была старушка, 1944 (There Was an Old Woman)
Будет ласковый дождь, 1950 (часть Марсианских хроник) (There Will Come Soft Rains)
Ревун, 1951 (The Fog Horn)
Завтра конец света, 1951 (The Last Night of the World)
И грянул гром, 1952 (A Sound of Thunder)
Здравствуй и прощай, 1953 (Hail and Farewell)
Запах сарсапарели, 1958 (A Scent of Sarsaparilla)
Берег на закате, 1959 (The Shore Line at Sunset)
Всё лето в один день, 1959 (All Summer in a Day)
Диковинное диво, 1962 (A Miracle of Rare Device)

и многих других

Ряд произведений Брэдбери экранизирован.
__________________
Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети... (с)

Последний раз редактировалось Кислотная_язва; 05.06.2010 в 17:43.
Кислотная_язва вне форума   Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
beata (05.06.2010), Cappuccino (03.05.2017), vasinajena (05.06.2010), Wizard (05.06.2010)
Старый 05.06.2010, 18:05   #2
Старожил Форума
 
Аватар для beata
 
Регистрация: 14.12.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 2,177
Сказал(а) спасибо: 14,743
Поблагодарили 12,532 раз(а) в 1,368 сообщениях
Репутация: 223855
Отправить сообщение для beata с помощью ICQ
Получено наград:
По умолчанию

...Если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперек.


"451 градус по Фаренгейту"... Для меня с этой книгой связаны воспоминания юности: в десятом классе мы ставили спектакль по этому произведению. Читать лучше всего как раз в этом возрасте (помню, что потом перечитывала.. лет в 30, наверное... и прежнего восторга уже не было).
__________________
Лучшее, что есть в жизни человека - это дружба с другими людьми.
А.Линкольн


beata вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Wizard (05.06.2010), Кислотная_язва (05.06.2010)
Старый 05.06.2010, 18:12   #3
Всё идет по плану :)
 
Аватар для Кислотная_язва
 
Регистрация: 09.11.2007
Адрес: Санкт-Петербург
Сообщений: 4,227
Сказал(а) спасибо: 25,241
Поблагодарили 15,854 раз(а) в 3,032 сообщениях
Репутация: 89442
Получено наград:
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от beata Посмотреть сообщение
...Если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперек.
Да, шикарная цитата.
Еще мне очень нравится иэ этой книги описание девушки:

Цитата:
Он снова взглянул на стену. Как похоже ее лицо на зеркало. Просто
невероятно! Многих ли ты еще знаешь, кто мог бы так отражать твой собственный свет? Люди больше похожи на... он помедлил в поисках сравнения, потом нашел его, вспомнив о своем ремесле,- на факелы, которые полыхают во всю мочь, пока их не потушат. Но как редко на лице другого человека можно увидеть отражение твоего собственного лица, твоих сокровенных трепетных мыслей!
Какой невероятной способностью перевоплощения обладала эта девушка! Она смотрела на него, Монтэга, как зачарованный зритель в театре марионеток, предвосхищала каждый взмах его ресниц, каждый жест руки, каждое движение пальцев.
Сколько времени они шли рядом? Три минуты? Пять? И вместе с тем как долго! Каким огромным казалось ему теперь ее отражение на стене, какую тень отбрасывала ее тоненькая фигурка! Он чувствовал, что если у него зачешется глаз, она моргнет, если чуть напрягутся мускулы лица, она зевнет еще раньше, чем он сам это сделает.
И, вспомнив об их встрече, он подумал: "Да ведь, право же, она как
будто знала наперед, что я приду, как будто нарочно поджидала меня там, на улице, в такой поздний час..."
__________________
Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети... (с)
Кислотная_язва вне форума   Ответить с цитированием
Старый 05.06.2010, 21:44   #4
наивная
 
Аватар для Wizard
 
Регистрация: 18.07.2007
Адрес: 22 место,305 ряд,8 облако,7 небо
Сообщений: 327
Записей в дневнике: 5
Сказал(а) спасибо: 574
Поблагодарили 464 раз(а) в 158 сообщениях
Репутация: 1048
Отправить сообщение для Wizard с помощью ICQ
По умолчанию

о "451 градус по Фаренгейту" можно говорить много и долго.... Каждый,кто прочел ее, свое в ней открыл.
Читала на втором курсе универа)
Для меня это стала первая книга-фантастика,которую я дочитала до конца и пребывала в восторге достаточно долгое время.
__________________
Когда тебе плохо, представь, что ты счастлив. Это не так трудно
Wizard вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Старый 03.05.2017, 20:35   #5
А я иду, шагаю по Земле!
 
Аватар для Cappuccino
 
Регистрация: 24.06.2008
Адрес: Далеко-далеко,в тридевятом царстве...
Сообщений: 3,808
Сказал(а) спасибо: 10,561
Поблагодарили 31,331 раз(а) в 3,188 сообщениях
Репутация: 200277
Отправить сообщение для Cappuccino с помощью ICQ
Получено наград:
По умолчанию

Рэя Брэдбери часто называют мэтром фантастики, одним из лучших писателей-фантастов и основоположником многих традиций жанра. Фактически же Брэдбери не является фантастом, так как его творчество следует отнести к «большой», внежанровой литературе, да и истинно фантастических произведений у него лишь малая доля. Произведения Брэдбери в большинстве своём — это короткие рассказы неразвлекательного характера, содержащие короткие зарисовки, сводящиеся к остродраматическим, психологическим моментам, построенные в основном на диалогах, монологах, размышлениях героев. Несмотря на явный талант к придумыванию различных сюжетов, зачастую занимательных и оригинальных, писатель часто ограничивается бессюжетными зарисовками, очень метафоричными, полными скрытого смысла или же не несущими определённой смысловой нагрузки вообще. И даже в хорошо «скроенных» произведениях Брэдбери может легко оборвать повествование, уйти от подробностей, оставив действие в момент острого накала страстей. Также практически ни в одном произведении писателя не удастся уличить в морализаторстве и навязывании своей точки зрения: в 99% произведений автор остаётся «за кадром». Ситуация может развиваться сколь угодно пристрастно, но никогда Брэдбери не приведёт читателя к выводу. Словно бы он видит свою задачу в том, чтобы взволновать читателя, обострить ситуацию и уйти, оставив его размышлять за книгой. И если от иных своих творческих принципов Брэдбери и отходил, то его «язык», то есть способы изложения образов, мыслей, практически никогда не менялся. Характерные черты его языка — это «акварельность», минимум деталей, описаний, подробностей, действий. Имеет место даже не столько фантастичность (отсутствие реалистичности), сколько пренебрежение значением правдоподобия. Эта черта касается и сюжетов (фантастичность легко уживается со сказочностью, детектив с мелодрамой, сметая рамки жанров), и языка: Брэдбери пренебрегает описаниями мест действий, внешности героев, именами, датами, цифрами. Естественно, в его произведениях не встретить технических подробностей и вымысла в технической сфере.
Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/author/15152-rej-bredberi

Я не сразу влюбилась в этого автора и признала его гением. Многим он непонятен, недавно на том же кинопоиске к экранизации его рассказа "Будет ласковый дождь" один человек написал:

Цитата:
Взял и перечитал все «Марсианские хроники» Р. Брэдбери. А потом отметив карандашом пару-тройку рассказов обязательных к прочтению отдал книжульку соседским школьникам, тем самым освободив место в домашней библиотеке для более достойных литературных произведений. И в моём далёком детстве автор не сумел меня впечатлить своими посредственными фантастическими (бредовыми) рассказами, а сейчас перечитывать его писанину, вообще нет ни какого желания.
Я искренне удивлена тем, что кто-то может и так отзываться о творчестве Брэдбери. Хотя объективно понимаю, что каждый имеет право на свое мнение. Но это какая-то...непробиваемая глухая стена что ли, если совсем не трогает. У Брэдбери есть рассказы, которые не дают спокойно спать, после их прочтения. Есть такие, которые напоминают о волшебном ритуале лета и детских мечтах, есть такие, которые бьют безжалостно по голове. И такие, после которых хочется научиться жить заново. Есть совершенно серьезные темы-размышления, например о том, что было бы после ядерной войны, заставшей мирное население внезапно и убившей всё живое одним махом.
Так, на примере роботизированного дома, который продолжает свою рутинную работу, которая уже никому не нужна, ты осознаешь гораздо больше, чем если бы все это было подано описаниями обуглившихся обломков и пепельной пустыни. Сильно и пронзительно получалось у Брэдбери передавать свои мысли словом.
Но удивительным образом, я рада, что мне это близко и понятно.
__________________
Идеальность-это когда что-то несовершенно, но ты любишь это больше всего на свете. (с) "Планета правды: Игры детей"
Cappuccino вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.05.2017, 20:40   #6
А я иду, шагаю по Земле!
 
Аватар для Cappuccino
 
Регистрация: 24.06.2008
Адрес: Далеко-далеко,в тридевятом царстве...
Сообщений: 3,808
Сказал(а) спасибо: 10,561
Поблагодарили 31,331 раз(а) в 3,188 сообщениях
Репутация: 200277
Отправить сообщение для Cappuccino с помощью ICQ
Получено наград:
По умолчанию

"Будет ласковый дождь"





В гостиной говорящие часы настойчиво пели: тик-так, семь часов, семь утра, вставать пора! — словно боясь, что их никто не послушает. Объятый утренней тишиной дом был пуст. Часы продолжали тикать и твердили, твердили свое в пустоту: девять минут восьмого, к завтраку все готово, девять минут восьмого!

На кухне печь сипло вздохнула и исторгла из своего жаркого чрева восемь безупречно поджаренных тостов, четыре глазуньи, шестнадцать ломтиков бекона, две чашки кофе и два стакана холодного молока.

— Сегодня в городе Эллендейле, штат Калифорния, четвертое августа две тысячи двадцать шестого года, — произнес другой голос, с потолка кухни. Он повторил число трижды, чтобы получше запомнили. — Сегодня день рождения мистера Фезерстоуна. Годовщина свадьбы Тилиты. Подошел срок страхового взноса, пора платить за воду, газ, свет.

Где-то в стенах щелкали реле, перед электрическими глазами скользили ленты памятки.

Восемь одна, тик-так, восемь одна, в школу пора, на работу пора, живо, живо, восемь одна! Но не хлопали двери, и не слышалось мягкой поступи резиновых каблуков по коврам.

На улице шел дождь. Метеокоробка на наружной двери тихо пела: «Дождик, дождик целый день, плащ, галоши ты надень…» Дождь гулко барабанил по крыше пустого дома.

Во дворе зазвонил гараж, поднимая дверь, за которой стояла готовая к выезду автомашина… Минута, другая — дверь опустилась на место.

В восемь тридцать яичница сморщилась, а тосты стали каменными. Алюминиевая лопаточка сбросила их в раковину, оттуда струя горячей воды увлекла их в металлическую горловину, которая все растворяла и отправляла через канализацию в далекое море. Грязные тарелки нырнули в горячую мойку и вынырнули из нее, сверкая сухим блеском.

Девять пятнадцать, — пропели часы, — пора уборкой заняться.

Из нор в стене высыпали крохотные роботы-мыши. Во всех помещениях кишели маленькие суетливые уборщики из металла и резины. Они стукались о кресла, вертели своими щетинистыми роликами, ерошили ковровый ворс, тихо высасывая скрытые пылинки. Затем исчезли, словно неведомые пришельцы, юркнули в свои убежища. Их розовые электрические глазки потухли. Дом был чист.

Десять часов. Выглянуло солнце, тесня завесу дождя. Дом стоял одиноко среди развалин и пепла. Во всем городе он один уцелел. Ночами разрушенный город излучал радиоактивное сияние, видное на много миль вокруг.

Десять пятнадцать. Распылители в саду извергли золотистые фонтаны, наполнив ласковый утренний воздух волнами сверкающих водяных бусинок. Вода струилась по оконным стеклам, стекала по обугленной западной стене, на которой белая краска начисто выгорела. Вся западная стена была черной, кроме пяти небольших клочков. Вот краска обозначила фигуру мужчины, катящего травяную косилку. А вот, точно на фотографии, женщина нагнулась за цветком. Дальше еще силуэты, выжженные на дереве в одно титаническое мгновение… Мальчишка вскинул вверх руки, над ним застыл контур подброшенного мяча, напротив мальчишки — девочка, ее руки подняты, ловят мяч, который так и не опустился

Только пять пятен краски — мужчина, женщина, дети, мяч. Все остальное тонкий слой древесного угля.

Тихий дождь из распылителя наполнил сад падающими искрами света…

Как надежно оберегал дом свой покой вплоть до этого дня! Как бдительно он спрашивал: «Кто там? Пароль?» И, не получая нужного ответа от одиноких лис и жалобно мяукающих котов, затворял окна и опускал шторы с одержимостью старой девы. Самосохранение, граничащее с психозом, — если у механизмов может быть паранойя.

Этот дом вздрагивал от каждого звука. Стоило воробью задеть окно крылом, как тотчас громко щелкала штора и перепуганная птица летела прочь. Никто даже воробей — не смел прикасаться к дому!

Дом был алтарем с десятью тысячами священнослужителей и прислужников, больших и маленьких, они служили и прислуживали, и хором пели славу. Но боги исчезли, и ритуал продолжался без смысла и без толку.

Двенадцать.

У парадного крыльца заскулил продрогнувший пес.

Дверь сразу узнала собачий голос и отворилась. Пес, некогда здоровенный, сытый, а теперь кожа да кости, весь в парше, вбежал в дом, печатая грязные следы. За ним суетились сердитые мыши — сердитые, что их потревожили, что надо снова убирать!

Ведь стоило малейшей пылинке проникнуть внутрь сквозь щель под дверью, как стенные панели мигом приподнимались, и оттуда выскакивали металлические уборщики. Дерзновенный клочок бумаги, пылинка или волосок исчезали в стенах, пойманные крохотными стальными челюстями. Оттуда по трубам мусор спускался в подвал, в гудящее чрево мусоросжигателя, который злобным Ваалом притаился в темном углу.

Пес побежал наверх, истерически лая перед каждой дверью, пока не понял как это уже давно понял дом, — что никого нет, есть только мертвая тишина.

Он принюхался и поскреб кухонную дверь, потом лег возле нее, продолжая нюхать. Там, за дверью, плита пекла блины, от которых по всему дому шел сытный дух и заманчивый запах кленовой патоки.

Собачья пасть наполнилась пеной, в глазах вспыхнуло пламя. Пес вскочил, заметался, кусая себя за хвост, бешено завертелся и сдох. Почти час пролежал он в гостиной.

Два часа, — пропел голос.

Учуяв наконец едва приметный запах разложения, из нор с жужжанием выпорхнули полчища мышей, легко и стремительно, словно сухие листья, гонимые электрическим веером.

Два пятнадцать.

Пес исчез.

Мусорная печь в подвале внезапно засветилась пламенем, и через дымоход вихрем промчался сноп искр.

Два тридцать пять.

Из стен внутреннего дворика выскочили карточные столы. Игральные карты, мелькая очками, разлетелись по местам. На дубовом прилавке появились коктейли и сэндвичи с яйцом. Заиграла музыка.

Но столы хранили молчание, и никто не брал карт.

В четыре часа столы сложились, словно огромные бабочки, и вновь ушли в стены.

Половина пятого.

Стены детской комнаты засветились.

На них возникли животные: желтые жирафы, голубые львы, розовые антилопы, лиловые пантеры прыгали в хрустальной толще. Стены были стеклянные, восприимчивые к краскам и игре воображения. Скрытые киноленты заскользили по зубцам с бобины на бобину, и стены ожили. Пол детской колыхался, напоминая волнуемое ветром поле, и по нему бегали алюминиевые тараканы и железные сверчки, а в жарком неподвижном воздухе, в остром запахе звериных следов, порхали бабочки из тончайшей розовой ткани! Слышался звук, как от огромного, копошащегося в черной пустоте кузнечных мехов роя пчел: ленивое урчание сытого льва. Слышался цокот копыт окапи и шум освежающего лесного дождя, шуршащего по хрупким стеблям жухлой травы. Вот стены растаяли, растворились в необозримых просторах опаленных солнцем лугов и бездонного жаркого неба. Животные рассеялись по колючим зарослям и водоемам.

Время детской передачи.

Пять часов. Ванна наполнилась прозрачной горячей водой.

Шесть, семь, восемь часов. Блюда с обедом проделали удивительные фокусы, потом что-то щелкнуло в кабинете, и на металлическом штативе возле камина, в котором разгорелось уютное пламя, вдруг возникла курящаяся сигара с шапочкой мягкого серого пепла.

Девять часов. Невидимые провода согрели простыни — здесь было холодно по ночам.

Девять ноль пять. В кабинете с потолка донесся голос:

— Миссис Маклеллан, какое стихотворение хотели бы вы услышать сегодня?

Дом молчал.

Наконец голос сказал:

— Поскольку вы не выразили никакого желания, я выберу что-нибудь наудачу.

Зазвучал тихий музыкальный аккомпанемент.

— Сара Тисдейл. Ваше любимое, если не ошибаюсь…
Будет ласковый дождь, будет запах земли.Щебет юрких стрижей от зари до зари,И ночные рулады лягушек в прудах.И цветение слив в белопенных садах;Огнегрудый комочек слетит на забор,И малиновки трель выткет звонкий узор.И никто, и никто не вспомянет войнуПережито-забыто, ворошить ни к чемуИ ни птица, ни ива слезы не прольет,Если сгинет с Земли человеческий родИ весна… и Весна встретит новый рассветНе заметив, что нас уже нет.

В камине трепетало, угасая, пламя, сигара осыпалась кучкой немого пепла. Между безмолвных стен стояли одно против другого пустые кресла, играла музыка.

В десять часов наступила агония.

Подул ветер. Сломанный сук, падая с дерева, высадил кухонное окно. Бутылка пятновыводителя разбилась вдребезги о плиту. Миг — и вся кухня охвачена огнем!

— Пожар! — послышался крик. Лампы замигали, с потолков, нагнетаемые насосами, хлынули струи воды. Но горючая жидкость растекалась по линолеуму, она просочилась, нырнула под дверь и уже целый хор подхватил:

— Пожар! Пожар! Пожар!

Дом старался выстоять. Двери плотно затворились, но оконные стекла полопались от жара, и ветер раздувал огонь.

Под натиском огня, десятков миллиардов сердитых искр, которые с яростной бесцеремонностью летели из комнаты в комнату и неслись вверх по лестнице, дом начал отступать.

Еще из стен, семеня, выбегали суетливые водяные крысы, выпаливали струи воды и возвращались за новым запасом. И стенные распылители извергали каскады механического дождя. Поздно. Где-то с тяжелым вздохом, передернув плечами, замер насос. Прекратился дождь-огнеборец. Иссякла вода в запасном баке, который много-много дней питал ванны и посудомойки.

Огонь потрескивал, пожирая ступеньку за ступенькой. В верхних комнатах он, словно гурман, смаковал картины Пикассо и Матисса, слизывая маслянистую корочку и бережно скручивая холсты черной стружкой.

Он добрался до кроватей, вот уже скачет по подоконникам, перекрашивает портьеры!

Но тут появилось подкрепление.

Из чердачных люков вниз уставились незрячие лица роботов, изрыгая ртами-форсунками зеленые химикалии.

Огонь попятился: даже слон пятится при виде мертвой змеи. А тут по полу хлестало двадцать змей, умерщвляя огонь холодным чистым ядом зеленой пены.
__________________
Идеальность-это когда что-то несовершенно, но ты любишь это больше всего на свете. (с) "Планета правды: Игры детей"
Cappuccino вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.05.2017, 20:40   #7
А я иду, шагаю по Земле!
 
Аватар для Cappuccino
 
Регистрация: 24.06.2008
Адрес: Далеко-далеко,в тридевятом царстве...
Сообщений: 3,808
Сказал(а) спасибо: 10,561
Поблагодарили 31,331 раз(а) в 3,188 сообщениях
Репутация: 200277
Отправить сообщение для Cappuccino с помощью ICQ
Получено наград:
По умолчанию

Но огонь был хитер, он послал языки пламени по наружной стене вверх, на чердак, где стояли насосы. Взрыв! Электронный мозг, управлявший насосами, бронзовой шрапнелью вонзился в балки.

Потом огонь метнулся назад и обошел все чуланы, щупая висящую там одежду.

Дом содрогнулся, стуча дубовыми костями, его оголенный скелет корчился от жара, сеть проводов — его нервы — обнажилась, словно некий хирург содрал с него кожу, чтобы красные вены и капилляры трепетали в раскаленном воздухе. Караул, караул! Пожар! Бегите, спасайтесь! Огонь крошил зеркала, как хрупкий зимний лед. А голоса причитали: «Пожар, пожар, бегите, спасайтесь!» Словно печальная детская песенка, которую в двенадцать голосов, кто громче, кто тише, пели умирающие дети, брошенные в глухом лесу. Но голоса умолкали один за другим по мере того, как лопалась, подобно жареным каштанам, изоляция на проводах. Два, три, четыре, пять голосов заглохли.

В детской комнате пламя объяло джунгли. Рычали голубые львы, скакали пурпурные жирафы. Пантеры метались по кругу, поминутно меняя окраску; десять миллионов животных, спасаясь от огня, бежали к кипящей реке вдали…

Еще десять голосов умерли. В последний миг сквозь гул огневой лавины можно было различить хор других, сбитых с толку голосов, еще объявлялось время, играла музыка, метались по газону телеуправляемые косилки, обезумевший зонт прыгал взад-вперед через порог наружной двери, которая непрерывно то затворялась, то отворялась, — одновременно происходила тысяча вещей, как в часовой мастерской, когда множество часов вразнобой лихорадочно отбивают время: то был безумный хаос, спаянный в некое единство; песни, крики, и последние мыши-мусорщики храбро выскакивали из нор — расчистить, убрать этот ужасный, отвратительный пепел! А один голос с полнейшим пренебрежением к происходящему декламировал стихи в пылающем кабинете, пока не сгорели все пленки, не расплавились провода, не рассыпались все схемы.

И наконец, пламя взорвало дом, и он рухнул пластом, разметав каскады дыма и искр.

На кухне, за мгновение до того, как посыпались головни и горящие балки, плита с сумасшедшей скоростью готовила завтраки: десять десятков яиц, шесть батонов тостов, двести ломтей бекона — и все, все пожирал огонь, понуждая задыхающуюся печь истерически стряпать еще и еще!

Грохот. Чердак провалился в кухню и в гостиную, гостиная — в цокольный этаж, цокольный этаж — в подвал. Холодильники, кресла, ролики с фильмами, кровати, электрические приборы — все рухнуло вниз обугленными скелетами.

Дым и тишина. Огромные клубы дыма.

На востоке медленно занимался рассвет. Только одна стена осталась стоять среди развалин. Из этой стены говорил последний одинокий голос, солнце уже осветило дымящиеся обломки, а он все твердил:

— Сегодня 5 августа 2026 года, сегодня 5 августа 2026 года, сегодня…
__________________
Идеальность-это когда что-то несовершенно, но ты любишь это больше всего на свете. (с) "Планета правды: Игры детей"
Cappuccino вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
lorika (03.05.2017)
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT +3, время: 16:48.


Работает на vBulletin® версия 3.7.4.
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd.
Перевод: zCarot

Обратная связь